«Оленегорск: Люди. События. Факты»

"Овечка" в драконьей шкуре. Женское счастье Надежды Максимовой

Встречаются еще среди нас счастливые натуры, которые органично и без душевного надлома вливаются в поток жизни. Энергии у них достаточно, чтобы не сбиться с пути, а воля и характер приходят на помощь, когда возникает опасность разбиться о подводные рифы. И Бог, видя такое упорство, платит им взаимностью. Депутат Мурманской областной Думы Надежда Максимова из числа таких баловней Судьбы. Ей удалось сделать блестящую карьеру: от директора школы до «лучшего мэра России», может быть, типичную для мужчины советской эпохи, но никак не для женщины.

Родовое гнездо

Расположенное между Вла­димиром и Муромой село Мошок дожди обходят стороной. Здесь почти всегда светит солн­це, и витает дух императрицы Екатерины. Эго по ее приказу в деревне отстроили церковь, а ведущую к ней аллею с обеих сторон засалили березами. Мысленно возвращаясь в дет­ство. Надежда Петровна пер­вым делом вспоминает эти березы и свою бабулечку Алек­сандру Георгиевну - сильную, умную, волевую женщину, ко­торой выпало на долю в одиночку поднимать семерых детей. Если искать «генетическое начала» Максимовой, то здесь. Так получилось, что именно бабушка растила, кормила и одевала внучку, учила ее доить корову и держать в руках косу. Родители девочки всегда были полны забот о хлебе насущ­ном: мама трудилась в литей­ном цехе тракторного завода, а отец не выпускал из рук баран­ку автомобиля.

Так что все заботы о млад­шем брате целиком возлагались на Надю. Подруги на танцы бе­гали, а она - все с Вовкой: и си­дела, и гуляла, и в детсад води­ла. Володька давно превратил­ся в красавца мужчину, прошел тяжелую жизненную школу и Афган, но навсегда остался для старшей сестры ее первым «ребенком». В семье Максимо­вой никогда не было большого достатка. Даже на литератур­ный факультет Владимирского института она поступала в пальто, перелицованном из ма­теринского. Больше всего студенты любили ездить на выход­ные и праздники в Москву, гу­лять по Арбату. Чтобы наскре­сти денег на билет до столицы и обратно. Надя сдавала кровь. Родным она говорила, что за­рабатывает на переборке кар­тошки.

Студенческие годы пролете­ли, как одно мгновение. По окончании учебы одну из луч­ших студенток вызвала в каби­нет декан: «Хочешь - кочев­ряжься, Надежда, хочешь - нет, но твое распределение - в пере­дельскую школу директором».

Сбежавшая невеста

Вчерашняя выпускница появилась на пороге учитель­ской в платье сантиметров на десять выше коленей, модных туфлях на платформе и при полной «боевой раскраске». По­просила секретаря собрать весь коллектив. Коллеги, а почти все они были значительно старше Надежды, не могли сдержать эмоций. Многие откровенно усмехались. Но, вид­но, было что-то в этой 21-лет­ней девушке, присутствовал настоящий талант организато­ра, если она за самое короткое время сумела полностью пере­менить отношение к себе.

Здесь же, в школе, она встре­тила и свою любовь. Будущая свекровь учительница матема­тики Евдокия Герасимовна - и предположить не могла, что выдаст директора замуж за сво­его единственного сына.

Но для этого Надежде при­шлось сбежать из-под венца. У нее уже был жених - очень поло­жительный мужчина, на десять лет старше ее, кандидат техни­ческих наук. Они даже заявле­ние в загс подали. Но новогод­ний вечер заставил невесту усомниться в крепости своих чувств: сын Евдокии Герасимовны Володя приехал из ар­мии на побывку и, не теряя вре­мени, на спор с друзьями при­гласил «школьное начальство» на танец. После этого кандида­ту наук была дана отставка.

Еще полгода солдат слал сво­ей пассии письма, а когда вер­нулся домой, не доложившись матери, срезал все тюльпаны на ее грядке. Учительница пришла в школу расстроенная: пожало­валась на неизвестных похитите­лей. Ей и в голову не могло прийти, что роскошный букет предназначался ее будущей неве­стке. Когда Максимовы уезжа­ли из родного села на далекий Север, провожали их со слеза­ми на глазах. Но отказаться от предложения военкома Влади­миру и в голову не пришло: у него была редкая военная специальность, в которой очень нуждалась Родина.

Девушка с характером

После владимирских берез северная природа выглядела особенно убогой - скованная морозом земля и голые серые камни, из-под которых на свет божий пробивались крохотные деревца. Холодное осеннее пальто не могло уберечь от этой пронизывающей насквозь стужи. Надежда только по­крепче прижала к себе годова­лую дочурку и. с трудом сдер­живая слезы, прошептала: «Во­лодя, куда ты нас привез?..».

Молодая семья поселилась в поселке Высоком, что в 12 ки­лометрах от Оленегорска. Сна­чала это была лейтенантская гостиница, потом комната в коммуналке с тремя соседями. Небольшое помещение служи­ло и спальней, и гостиной, и детской одновременно. Роль ширмы выполняла дверца шифоньера.

Надежда искала работу долго. Она была согласна на любую должность, но «директорская» запись в трудовой книжке воздействовала на ра­ботодателя, как красная тряпка на быка.

А когда руководитель одной из школ напрямую спросила: «Сколько звезд на погонах вашего мужа?» - жена мичмана поняла всю бессмыс­ленность своей затеи.

Но сдаваться не собира­лась. Настойчивость принесла свои плоды: руководству одно­го из профессионально-техни­ческих училищ приглянулась девушка с упрямым характе­ром, и Максимова получила-таки место заместителя дирек­тора по учебно-воспитатель­ной работе.

Быть лидером в такой среде очень непросто. Вот и Надежду пацаны поначалу всерьез не восприняли. Мальчишки сры­вали линейки, а она потихоньку прибирала к рукам местное ху­лиганье. И вскоре в училище ус­тановилась железная дисциплина. Постигать науку управле­ния приходилось по ходу дейст­вия, но Надежда схватывала все буквально на лету. Научилась не только отличать швеллер от рельса. Поступила в Академию госслужбы и получила второе образование - экономиста. Ког­да Максимова была назначена директором ПТУ, оно стало лучшим в городе. Училище не только справило новоселье, сам дух заведения стал другим. Пе­дагоги из других учебных заве­дений не могли поверить, когда им рассказывали, что в ПТУ дети ходят в белых рубашках и в галстуках. Министр образова­ния приезжал полюбоваться на это чудо. После его визита са­мого молодого директора ПТУ уговорили вступить в партию.

Училище Надежда покида­ла со слезами на глазах - как будто расставалась с частью себя. Завистники за спиной ше­птали, что это ненадолго, мол, человек со стороны в Монче­горске не приживется, даже если его пригласили на должность третьего сек­ретаря горкома.

Первое, что сде­лала Максимова на новом месте - поехала на комби­нат «Североникель» знакомиться с производством. В плавильном цехе загазованность бы­ла такая, что из глаз сами собой потекли слезы. Се­кретаря горкома обступили мужики, на поясах у них висели «соски» - противогазы. Больше всего вновь назначенно­го секретаря гор­кома поразило, что в такой обстановке они умудрялись еще и курить. Про­шло какое-то вре­мя, и учитель сло­весности могла го­ворить о металлур­гическом произ­водстве на равных со специалистами.

Она не только прижилась в чужой среде, она была замечена. Жесткая система подготовки кадров тех лет была совершенной - должность получал тот, кто мог дать результат. Максимова могла дать результат, и это в ней ценили, как и необыкновенную работоспособность и бьющую через край энергию. Ее восхождение по карьерной лестнице было стремительным. Тем и более удивительно, что при та­ком напряженном жизненном ритме Надежде удалось сохранить семью, воспитать и дать образование сыну и дочери. Она до сих пор благодарна супругу за хороший тыл. Иной мужчина потерялся бы на фоне такой жены, но не Владимир. Он разумно рассудил, что в семье не может быть две карьеры, и уступил пальму первенства супруге. Это было решение любящего человека, добровольная жертва, и Владимир ни разу не упрекнул жену за некогда сделанный выбор.

Ежедневная «молитва»

Недавно, разбирая старые бумаги, Надежда Петровна на­ткнулась на одну из своих за­писных книжек, датированную февралем 1997 года. Максимо­ва уже год как была мэром Оленегорска.

- Это было жуткое время, - вспоминает она. - Когда «мил­лионы» были нарисованы на рублях, а самих рублей не бы­ло. Продуктов нет, на складах запасы минимальные. Все рас­четы шли по взаимозачетам. К примеру, в область идет вагон с сахарным песком, тушенкой, водкой, и я начинала его отслеживать, «пасти» от самого Пе­тербурга. Сижу у телефона - вызваниваю: «Прошел через станцию?». Не дай Бог пере­хватят и уведут!

Люди получали продукты по талонам. Волосы дыбом встают, когда читаешь в еже­дневнике: «Чай - две пачки», соль - 1 пачка, водка - 1 бутылка...». Население доведено до отчаяния задержками пенсий, зарплаты, пустыми полками в магазинах. А тут еще привати­зация нагрянула...

Однажды к мэру Оленегор­ска постучали посетители. Заходят два парня с предложением: «Хотели бы купить у вас 15-й магазин». Убеждают, показывают бизнес-план. В конце концов заходит речь о цене, Максимова спрашивает: «Сколько?». Покупатели предлагают три миллиона. Мэр возмущается: магазин стоит гораздо больше. Посетители поднимают цену: пять миллио­нов, десять... В конце концов с круглыми от изумления глазами вопрошают: «А сколько же вы берете?». Только тут до меня дошло, что они мне взятку предлагают, - вспоминает Надежда Петровна. Такая была дурочка - не поняла сразу. Когда рассказала об этом коллегам, те меня отругали: надо было брать. Сколько бы мы на эти деньги могли для города сделать...

Надо отдать должное Максимовой - в народ она всегда выхолила сама, заместители за спиной стояли. Пыталась хотя бы «добрым словом - снять социальное напряжение. Рабо­чий лень мэра ежедневно начи­нался, по меткому определе­нию сослуживцев, с «молитвы». С утра - заме­стителей «К ноге», для полного отче­та: что удалось сделать, какие задачи предстоит решить.

За годы правле­ния Максимовой администрацией сделано было не­мало: в Оленегорске появился центр для дневного пре­бывания пенсионе­ров, детский при­ют, милиция пере­селилась в новое помещение, исполнительная власть сосредоточилась в одном здании, что­бы народ за справ­ками в разные кон­цы города не ез­дил. Связи с по­братимами из Швеции завяза­лись. Потянулись за границу сироты, малоиму­щие семьи, ансамбли песни и пляски с культурными визитами... Тут же по городу поползли нелепые сплетни, что Максимо­ва в шведскую баню на самоле­те летает. Анонимы накатали в Москву «телегу» с 30-40 подпи­сями и отправили Ельцину.

Вскоре в Оленегорск нагря­нули представители Контроль­ного управления Президента РФ. Две недели «под рентге­ном» проверяли финансовую деятельность администрации. По окончании проверки выда­ли акт: «Нарушений нет». В день отъезда руководитель группы признался мэру: «Не понимаю, зачем нас вызвали. За такую работу нужно медали давать, а не нервы трепать».

Месяца через два-три после проверки Надежде Максимо­вой пришла правительствен­ная телеграмма, где говори­лось, что она награждена орде­ном Почета. «Что особенно приятно, - улыбаясь, говорит Надежда Петровна, - что не в связи с юбилеем или праздничной датой, а как получается, по итогам проверки».

Это была не единственная награда. Немногим позже Ма­ксимова стала лауреатом все­российского конкурса на зва­ние лучшего мэра России.

Из кресла мэра - на биржу труда

Очередные выборы мэра Оленегорска были назначены на 1997 год. Планов у Макси­мовой было, как она выража­ется, «вагон и маленькая тележка». Но... во второй тур она, к своему удивлению, не прошла. Кто-то очень не хотел, чтобы «баба командовала па­радом». Это была катастрофа.

Надежда Петровна встала на биржу труда. Невзирая на регалии, исправно ходила и от­мечалась в центре занятости, как и другие безработные. Это был совершенно иной ритм жизни. Впервые она не отвеча­ла ни за чужие зарплаты, ни за текущие трубы. И сама не за­метила, как вошла во вкус этой другой, бабьей жизни. Мак­симова занялась ремонтом в квартире, перекрасила волосы в другой цвет, спала до девяти часов, холила в магазин за на­туральным коровьим молоком, колдовала у плиты и наслаждалась покоем.

Телеграмма о смерти отца стала громом среди ясного не­ба. Денег, чтобы всей семьей поехать на похороны, не бы­ло. Смешно сказать, за свою бытность в должности мэра Надежда Петровна так ничего и не скопила. Как сама при­знается, следовала принципу: «Живи сегодняшним днем. Умрешь - поверх земли не по­ложат». Помнится, когда са­дились с мужем в поезд, в Оленегорске разыгралась настоя­щая буря.

С того черного дня не про­шло и девяти дней, как во Вла­димире раздался междугородний звонок. Надежда Петров­на грешным делом подумала: что-то случилось с детьми. Но звонили по личной просьбе гу­бернатора Евдокимова - Мак­симовой предложили возгла­вить комитет по вопросам ме­стного самоуправления обла­стной администрации.

Надежда Петровна согласи­лась и переехала в Мурманск. Она говорит, что эти четыре года не прошли бесполезно ни для нее, ни для глав муниципалитетов, которые через Максимову держали связь с губерна­тором. Но перестроиться и coгласиться с тем, что решение «не за тобой», оказалось слож­но. Она не ощущала себя таким колоском в поле, но и не могла согласиться с тем, когда других считали сорняками. Че­стно отработав назначенный срок, Максимова решил идти дальше. Новой ступенью и карьере этой женщины стала областная Дума.

Сегодня это одна из caмых ярких личностей нашей законодательной власти. Пять социально ориентированных зако­нов, принятых Думой в 2002 году, непосредственно ее заслуга. Коллеги говорят, что с Максимовой легко и тяжело одновременно. Легко - потому, в ней как ни в ком другом, развито «чувство локтя». Она не боится больших имен: последовательно и гибко проводит свое реше­ние. Идет в бой за того, кого бьют, невзирая на того, кто нападает. Не случайно, с чьей-то легкой руки ее окрестили «тяжелой артиллерией». Баталии за областной бюджет еще раз доказали это.

Тяжело с ней из-за того, что далеко не всем приходится по нраву категоричность ее суж­дений. Но даже оппоненты признают, что она отличный боец, и хотели бы видеть ее в своих рядах. Говорят, на юби­лей Надежды Максимовой цве­тов было столько, что они с трудом поместились в трех машинах. Она же обозначила эту дату стихотворением собственного сочинения:


Юбилей - это не «точка».
                    Это - «точка с запятой».
Жизнь бежит за строчкой строчка.
                    Остановки - ни одной.
«Двоеточия», «запятые»,
                    очень сложный знак - «дефис».
Размышленья непростые…
                    Это жизнь.
 

Максимова полностью coответствует своему гороскопу. Она Овен и Дракон одновре­менно. Может быть «овечкой» в драконьей шкуре и наоборот - в зависимости от ситуации. Эта женщина чувствует себя в политике как рыба в воде. И, по ее словам, потянула бы лю­бую должность - и мэра Мурманска, и председателя областной Думы. Ее кредо - беречь человека и из любой конфликт­ной ситуации выходить с наименьшими потерями для души, не теряя достоинства. Она не любит, когда врут. Говорит, что, когда знаешь истину, легче принять правильное реше­ние.

Есть только одни человек, перед которым Надежда Петровна пасует. Это ее десятиме­сячный внук. Каждую субботу она железно посвящает его воспитанию. И каждый раз удивляется, как меняется за не­делю этот ребенок. Недавно он еще только учился стоять, a теперь самостоятельно сделал свои первые шесть шагов.


Татьяна Остапова.