«Оленегорск: Люди. События. Факты»

На людей и на мир не в обиде

Владимир Михайлович Швецов родился 15 июля 1955 года в Мордовии в селе Тарханы. Его детство и юность прошли в Оленегорске. После окончания школы устроился на работу в электроцех учеником электрослесаря, окончил курсы водителей ДОСААФ. Потом была служба в армии. После армии вернулся в электроцех. Позже перешел на центральный склад электриком. В 1986 году пришел на Оленегорский рудник. Работал помощником машиниста экскаватора, потом машинистом и вот уже восемь лет трудится бригадиром смены горного управления. В 2005 году получил Почетную грамоту Министерства промышленности и энергетики Российской Федерации. Неоднократно награждался грамотами руководства и профкома Оленегорского ГОКа. Женат. Имеет взрослую дочь. С юности увлекается поэзией, пишет песни на свои стихи, которые исполняет под гитару.

Встреча с интересным человеком - это всегда праздник. Общение с ним - удовольствие. Сегодня наш собеседник - бригадир смены горного управления Владимир Михайлович Швецов. И говорить мы будем с ним отнюдь не о работе - о поэзии, творчестве, стихах. Стихотворения В.М. Швецова уже знакомы читателям «Заполярной руды». Год назад на страницах «Горняцкого вестника» мы опубликовали его «Объяснительную», написанную для поэтического конкурса, проходившего в рамках цикла мероприятий по охране труда и промышленной безопасности. Осенью прошлого года было напечатано стихотворение «Шоферское братство», а в предыдущем номере - «Наставление бывалого разгильдяя молодому стажеру», созданное опять же для корпоративного конкурса по безопасности труда и признанное лучшим поэтическим произведением из всех стихотворных текстов, представленных на конкурс. Производственная тема - это лишь одно из направлений творчества В.М. Швецова. Как правило, обращается он к ней по просьбе коллег. Основные же темы его стихов - темы любви, дружбы, одиночества, человеческих утрат, философского осмысления жизни. Им свойствен лиризм, ирония, драматизм, искренность и неравнодушие. Его слово точно и емко, язык образный и лаконичный, мысль глубокая и неординарная. В этом читатели могут убедиться сами, прочитав стихотворения В.М. Швецова, которые он позволил нам опубликовать в «Горняцком вестнике».

- Владимир Михайлович, у каждого поэта есть своя творческая мастерская. Как рождаются стихи у Вас? Как Вы работаете над текстами?

- Начнем с того, что поэтом я себя не считаю. Я бригадир смены. Какой я поэт?! Поэтому творческой мастерской, как таковой, у меня нет.

- Не лукавьте. Раз Вы творите, создаете, значит, она есть.

- Сначала появляется тема. Источником ее, толчком может быть где-то услышанная интересная фраза или какое-то событие. (Любопытно, что меня чаще всего стимулируют на творчество отрицательные эмоции). Тема оседает в подсознании, как я это понимаю, и там сама зреет. До поры до времени я не вмешиваюсь в процесс. Когда тема в своем развитии достигает полной и окончательной ясности, она всплывает на поверхность. Мне остается только немного зарифмовать, и все. Вот так это происходит.

- Вы играете на гитаре, исполняете свои песни. Раз Вы не считаете себя поэтом, может быть, Вас следует называть бардом?

- Как свои стихи не называю я поэзией, так и игру на гитаре - музыкой. Скорее, это поделки под гитару.

- По-моему, Вы несправедливы к своим стихам и способностям.

- Я не считаю их ценностью. Не люблю публичности, не люблю обнажать свою душу. Пою и играю только для друзей. Читать свои стихи тоже не люблю. Может быть, потому, что не умею. Если они у меня не состоялись с гитарой, то так и будут лежать мертвым грузом в столе.

- Чье творчество Вам близко?

- Восхищает поэзия Владимира Семеновича Высоцкого. В моем понимании это гений. Когда читаю его стихи, бегут мурашки по телу. Я это давно за собой заметил. Это не восторг. Просто стихи на душу мне ложатся. Она вступает с ними в резонанс. Возьмем хотя бы серию песен «Охота на волков». Вторая часть песни начинается со строчки: «Словно бритва рассвет полоснул по глазам». Вы видели когда-нибудь восход солнца? Первый луч словно бритва. Точно! Но ни до кого не доходило, а он это понял, он это так увидел. Вот она - образность. Куплет - четыре строчки, а в нем целая история рассказана. Как он так умудрялся?! Читается просто. А вдумаешься - и понимаешь: здесь глубина.

- Когда у Вас состоялось знакомство с его творчеством?

- В 1965 году. Произошло это совершенно случайно. У знакомых нашел журнал «Юность», перелистывал страницы и увидел стихотворения Владимира Высоцкого - его тогда впервые напечатали в этом журнале. Я их прочитал. Мне было 10 лет. Что я мог понимать в том возрасте? Тем не менее, даже в 10 лет что-то понял. И все. Заболел на всю жизнь. Вот что такое поэт, гений: писал для взрослых, но его понял и ребенок. Не помню сейчас точно, какие это были стихи. Что-то из военной лирики.

- Как дальше развивался интерес к его творчеству?

- Начал, так или иначе, собирать его песни и стихотворения. Искал и находил у знакомых, друзей. Переписывал. Запоминал. До сих пор многое из Высоцкого знаю наизусть. Исполняю его песни под гитару. Собственно, я и писать начал из-за него. Потом он стал появляться на пластинках. А когда ушел из жизни (у нас, к сожалению, поэты становятся известными после смерти), стал более доступен. Тогда я добыл его полное собрание сочинений - четырехтомник. Раз в полгода обязательно его перечитываю. И всегда нахожу что-то новое. Вот это, на мой взгляд, признак гениальности.

- Кого еще читаете?

- Иосифа Бродского. Сергей Есенин очень нравится. Настолько тонкая лирика! Когда возникает потребность почитать стихи, беру
сборники бардов. Перечитываю их. Из современных исполнителей авторской песни мне нравится Олег Митяев, Трофим, Виктор Третьяков. Митяев многому меня научил. Прежде всего, в плане игры на гитаре. Я слушал его песни, исполнение, стихи. Он тоже лирик великолепный. Трофим - это величина солидная. У Третьякова потрясающие стихи, тонкий юмор.

- В какие минуты вам хочется обратиться к поэзии?

- Когда мне плохо по тем или иным причинам. Когда человеку плохо, он нуждается в помощи, поддержке. Я нахожу их в книгах. Кстати, заметил такую интересную вещь. Если не знаю, как поступить в какой-то ситуации, то наугад открываю один из четырех томов Владимира Высоцкого и нахожу советы.

- Похоже на гадание.

- Действительно, как гадание. Я не суеверен, в общем-то, но начал в это верить. Трижды он мне давал хорошие советы, я поступал в соответствии с ними, и получалось все правильно.

- А когда вы почувствовали в себе потребность самому что-то написать?

- В армии, в Тихвине. Первые стихотворения были посвящены армейскому быту. Просто захотел по¬пробовать: получится у меня или нет. Потом ребята предложили написать что-нибудь для войсковой газеты. Долго мучился, старался - для газеты ведь. Послал. И вот приходит ответ: как вы можете, это стихотворение такого-то поэта. Я был шокирован и подавлен. У меня все черновики на руках, ребята свидетели, что я писал. Через неделю из редакции пришло письмо с извинениями: они там что-то напутали. Но слово уже вылетело. Меня друзья, знакомые частенько спрашивают, почему я никуда не пошлю свои стихи. Именно тогда дал себе слово, что не буду их публиковать. С тех пор я никогда никуда не послал свои стихи. И посылать не собираюсь. Если бы вы не были так настойчивы, я бы и вам не принес. Но раз обещал - возьмите.

- Если б не та ошибка в армии, может быть, Ваша творческая судьба сложилась бы иначе…

- Может быть. Но я своей судьбой, в общем-то, доволен. Я - на месте. Люди уважают. Этого мне достаточно.

Попова В.