«Оленегорск: Люди. События. Факты»

«Карельский окатыш»: новый гендиректор

17-го апреля в ОАО «Карельский окатыш» (г. Костомукша, Республика Карелия) приступил к своим обязанностям новый генеральный директор. На этот пост назначен Виктор Васильевич Васин. До нынешнего назначения он более 20 лет руководил Оленегорским горно-обогатительным комбинатом. Почему на комбинате снова сменился генеральный директор? С этого вопроса началась пресс-конфе­ренция, на которой присутствовали три руководителя: Роман Валентинович Денискин - глава «Се­версталь-ресурса», Валерий Иванович Гриненко - теперь уже бывший директор предприятия и Вик­тор Васильевич Васин - его нынешний директор. На первый вопрос ответил Р.В. Денискин.

- Прошло ровно десять меся­цев с момента назначения Валерия Ивановича Гриненко. И как мы и договаривались с самого начала, его командировка - такая дли­тельная, но все же командировка - закончилась. Он был направлен сюда управляющей компанией, для того чтобы помочь в решении ряда технических вопросов. Это проработка вопросов технологии, сухой магнитной сепарации, отра­ботка контуров карьера, т.е. всего того, о чем мы с Валерием Ивано­вичем говорили, направляя его на «Карельский окатыш». В течение этого времени мы продолжали по­дыскивать кандидатуру на долж­ность генерального директора Костомукшского ГОКа. После дол­гих обсуждений и в «Северсталь-ресурсе», и в «Северсталь-групп» было решено предложить Викто­ру Васильевичу Васину возгла­вить «Карельский окатыш».

Вот вы сказали «снова сменил­ся», вкладывая, очевидно, некото­рый негативный смысл в слово «снова». Когда руководители ме­няются - это вполне нормальный процесс. Люди выполняют по­ставленные перед ними задачи и вновь возвращаются на прежнее место работы или уходят на повы­шение. Это, повторюсь, есте­ственный рабочий процесс.

- На этом кадровые пере­становки закончатся или будут еще замены?

- Это вопрос больше к Вик­тору Васильевичу Васину. Но я ду­маю, что костяк, естественно, ос­танется. Наверное, будут какие-то дополнения, но говорить об этом пока рано. Возможно, будут уси­лены отдельные службы.

- Тогда вопрос Виктору Ва­сильевичу. Как Вы оцениваете предприятие, которым теперь будете руководить, и предпола­гаете ли Вы провести какие-то кадровые перестановки?

- Предприятие хорошее. В прошлый свой приезд, давая ин­тервью, я уже отмечал, что по тех­нической оснащенности это одно из лучших предприятий в России. Очень важно эффективно исполь­зовать имеющееся оборудование. Задача и управленцев, и коллекти­ва - отработать по максимуму программу, которая определяет стратегию развития комбината на долгие годы. Есть, конечно, опре­деленные сложности в работе предприятия, будем ими занимать­ся.
Что касается команды, то ка­ких-то серьезных или массовых замен не предполагается. Вы же понимаете - на одном предприя­тии что-то одно лучше получает­ся, на другом - другое. Обмен опытом всегда идет на пользу производству, всегда це­лесообразен даже в таком формате, как обмен кадрами. Так что замены будут единичными.

- Какой Вы ру­ководитель - жест­кий или лояльный? Какой у Вас стиль руководства? И ка­кие требования предъявляете к ко­манде?

- Какой я руко­водитель - об этом судить не мне, а мо­жет, вот Роману Валентиновичу. Что мне нравится, а что не очень - об этом я сегодня говорил на встрече с основным управленческим персоналом. Люблю, когда выполняется план, когда снижаются издержки, ког­да люди активно - не с показным рвением, а с пользой для дела - занимаются стратегическими воп­росами, техперевооружением, по­вышением эффективности рабо­ты.

- А если что-то не выпол­няется, Вы жестко спрашивае­те?

- Ну что такое жестко? Вот мы любим употреблять это слово. А что оно означает? Или, извини­те, колено применять при каких-то маневрах, или обвешать взыс­каниями, использовать крайние меры? Должна быть нормальная исполнительская дисциплина. И ее надо добиваться способами, дозволенными законами нашего государства.
Не думаю, что я досаждал сво­ей жесткостью коллективу или вы­шестоящим руководителям. Не в обиду будет Костомукше сказано, но на Оленегорском ГОКе мы пе­режили трудные времена без по­трясений. У нас не было серьез­ных остановок производства, крупных коллективных споров, каких-то демонстраций. Хотя си­туации были сложные, связанные и с акционированием, и с решени­ем вопросов о способах отработ­ки карьера, и с другими пробле­мами.

- Роман Валентинович, тог­да, может быть, Вы скажете о том, какой Виктор Васильевич руководитель?

- Он очень хороший руково­дитель. Жесткий ли? Приведу та­кой факт. На Оленегорском ГОКе, где работает около 2600 человек, за год было четыре трудовых спо­ра, тогда как на «Карельском ока­тыше» они исчисляются сотнями. Он требовательный руководитель. Но эта требовательность зиждет­ся на взаимопонимании. Можно требовать достать луну с неба, и это будет неправильно. А можно требовать выполнения плана или, по крайней мере, использования всех возможностей для его выпол­нения - и это нормально.

Виктор Васильевич возглавил Оленегорскнй ГОК в 1985-м году, как раз когда началась перестрой­ка. За это время в нашей стране произошло много событий. Распа­лась огромная держава. Потом по­шла приватизация, потом конт­рольный пакет «Олкона» купил Череповецкий меткомбинат, по­том было начало 90-х, когда де­нежная составляющая в оплате не превышала семи процентов. И через все это комбинат прошел с высокими показателями произво­дительности и эффективности. Или вот последний проект - пе­реход на подземную отработку месторождения. Тоже было мно­го споров, сомнений. Виктор Ва­сильевич доказывал, настойчиво, я бы даже сказал настырно дока­зывал, эффективность подземных работ. И вот практика показала, что это действительно так. Шах­та построена в срок, выдержива­ются все показатели по эффектив­ности и себестоимости. И значит, у города Оленегорска - хорошие перспективы еще лет на сорок.

Опыт его руководства «Олконом» позволяет с уверенностью говорить о том, что все вопросы на «Карельском окатыше» он смо­жет решить эффективно и пра­вильно.

- Валерий Иванович, Вам вопрос. Эти десять месяцев ра­боты в Костомукше стали еще одной страницей вашей биогра­фии. Как Вы будете вспоминать это время? Со знаком плюс или, может быть, есть и минусы?

- Каждое новое предприятие - это, конечно, плюсы, это новые люди, новые знания, новые техно­логии. Край здесь очень краси­вый. Так что я, конечно, с удоволь­ствием буду вспоминать это вре­мя. Ну и как говорил Роман Вален­тинович, все мы, в том числе и коллектив «Карельского окатыша», - работники «Северсталь-ресур­са». Так что выпол­няем те задачи, кото­рые поставлены пе­ред нами в рамках дивизиона. Я возвра­щаюсь на должность старшего менеджера блока по управле­нию железорудными предприятиями «Се­версталь-ресурса», так что сотрудниче­ство с комбинатом продолжу, буду при­езжать, поддержи­вать связь. Хочу поблагодарить всех специалистов за сотрудничество и пожелать кол­лективу дальнейших успехов.

- Роман Валентинович, не могли бы Вы коротко охаракте­ризовать нынешнюю ситуацию на ГОКе - чего удалось достичь и какие стоят перед коллекти­вом комбината задачи?

- Достигли больших объемов производства, далеко перешагнув 8-миллионный рубеж. Такого не было уже с начала девяностых го­дов. Это успех, который можно за­писать себе в актив. Есть уверен­ность, что и в этом году произве­дем больше девяти миллионов. Какие задачи стоят? Решение стра­тегических вопросов по дальней­шему росту объемов производ­ства. А оно невозможно без посто­янного роста производительнос­ти, снижения себестоимости. На комбинате прошло техперевооружение. По оснащенности, как уже говорилось, это одно из лучших предприятий России. Теперь задача - эффективно использовать новую технику, доказывать, что, несмотря на сложные горно-гео­логические условия, комбинат имеет право на существование, может зарабатывать деньги для себя и акционеров.

- Виктор Васильевич, Вы больше двадцати лет руководи­ли Оленегорским ГОКом, не жалко было покидать родное предприятие? И какой опыт Вы бы хотели использовать на «Ка­рельском окатыше»?

- Ну что значит жалко? Я, во-первых, не ушел оттуда, буду по­могать, продолжать сотрудничать. Такая договоренность есть и с ру­ководством «Северсталь-ресур­са», и с руководством «Северталь-групп». Мне, как инженеру, кото­рый много сил вложил в дело под­земной разработки, просто инте­ресно, как проект будет развивать­ся. В то же время подобный опыт может пригодиться в будущем и Костомукшскому комбинату.

Что из оленегорских знаний и умений можно здесь использовать? У нас есть хороший опыт аутсорсинга, мы успешно осуще­ствили около десятка проектов по выводу производств, за счет это­го сократили численность работа­ющих с четырех тысяч до двух тысяч шестисот человек. Это первое. Второе - надо искать пути сни­жения издержек. Например, на Оленегорском ГОКе стоимость единицы работы - будь то экска­вация, бурение или вывозка значительно дешевле, хотя усло­вия примерно одинаковы. Есть у нас различные новации, которые можно использовать в Костомук­ше. Не буду пока на этом подроб­но останавливаться. Одно скажу: использовать опыт партнеров не­обходимо. Он идет на пользу про­изводству. Мы у себя, например, костомукшский опыт тоже использовали. И вообще, на какое бы предприятие ни приехал, най­дешь с десяток позиций, которые тебя заинтересуют. Как минимум, пять из них можно будет исполь­зовать на своем предприятии. Так постоянно идет взаимное обога­щение новыми знаниями, умени­ями.

- Роман Валентинович, к Вам вопрос. Поскольку Виктор Васильевич сказал, что не соби­рается бросать «Олкон», следу­ет ли это понимать так, что слу­хи об объединении «Карельско­го окатыша» и «Олкона» не бес­почвенны?

- Нет. Никакого объединения двух предприятий мы не планиру­ем. На следующей неделе я буду представлять нового генерально­го директора на «Олконе». Так что как были два комбината, так и бу­дут, но оба они входят в «Север­сталь-ресурс», который в свою очередь является составной час­тью мощной международной ме­таллургической компании, произ­водящей 40 процентов продукции за рубежом. Компания приобрета­ет активы за рубежом, т.е. присо­единяет к себе новые предприя­тия. Но для «Карельского окаты­ша» это же ничего не меняет ни в управлении, ни в осуществлении других бизнес-процессов. Хотя с другой стороны порой имеет принципиальное значение. Напри­мер, приобретение итальянской компании «Луккини» означает для Костомукшского ГОКа многое. Комбинат получил надежного и крупного потребителя окатышей, что при запланированном росте объемов имеет принципиальное значение.

- Последний вопрос вновь адресуем Виктору Васильевичу. Расскажите немного о себе - какая у Вас семья, чем любите заниматься в свободное время?

- Я женат. Жена моя Алексан­дра Никитична уже приехала в Костомукшу. У нас две взрослых до­чери, внук и три внучки. Я не ры­бак и не охотник, но зато столяр и плотник. По дому все работы сам делаю. Очень люблю читать и много читаю, особенно истори­ческую литературу.

- Дочери тоже сюда пере­едут?

- Нет, зачем? Они самостоя­тельные, жизнь у них устроена. В гости, конечно, будут приезжать. Кстати, одна из дочерей уже была в Костомукше, проходила практи­ку на комбинате.