«Оленегорск: Люди. События. Факты»

К юбилею "Заполярной руды". Часть третья

К середине 69-х «Заполярка» выросла из пеленок, и оставаться печатным вариантом рабочей стенгазеты было уже несолидно. Настала пора обзаводиться постоянным штатом и подбирать профессионального руководителя. Так в редакцию в июне 1966-го пришел редактор Борис Кожевников. Чуть раньше появился корреспондент Геннадий Васильев.

Васильев - личность, вне всяких сомнений, выдающаяся. Обладатель красного диплома литературного института, автор двух книг (третья вышла посмертно, в 2005 году), участник всесоюзных литсеминаров. Сотрудники «ЗР» последующих лет могут гордиться тем, что момент становления газеты был связан, пускай недолго, с именем этого человека. Вот что рассказывал 30 лет спустя Борис Кожевников: к середине 60-х г. начал работать я Оленегорске, в редакции «Заполярной руды». Здесь мы встретились с Геной Васильевым, на нем одном держался тогда выпуск газеты. Геннадия не устраивала редакционная спешка, он был требователен к стилистике, любил спокойную неспешную работу над словом и потому любой заметке отводил немало времени, кропотливо выстраивая фразы. Чего тут было больше: ответственности перед читателем иди самолюбия литератора и неприязни к штампам? Наверное, и то, и другое, и третье. В результате появлялись добротные материалы, и я, как редактор, был доволен. Но ему не давало покоя то, что основную газетную площадь приходится заполнять мне, и у него появилась мысль уйти из редакции. Продержался до тех пор, пока не нашлась замена».

Замена оказалась достойной. Корреспондентами «ЗР» стали Сергей Локтюхов и Геннадий Киселев - ударная сила только что сложившейся юродской литгруппы. На общественных началах им помогал Александр Савенков - фронтовой десантник, «выпускник» сталинских лагерей, которого, не имея возможности включить в штат, поддерживали, как могли, небольшими гонорарами. Корректором и машинисткой была Мира Петрикова, общественным фотокорреспондентом - Алексей Гребенченко, увлекавшийся к тому же съемками любительских фильмов об Оленегорске, в чем ему помогала вся редакция.

С сентября 1965 года день выхода «Заполярки» был перенесен с субботы на четверг. Продержалось это нововведение ровно три недели и было отменено - вероятно, ввиду крайнею неудобства как для самих газетчиков, так и для читателей. Газета по-прежнему выходила раз в неделю объемом две страницы (одинарный лист формата А-3). И по-прежнему в это прокрустово ложе журналистам удавалось втискивать максимум информации. Город и комбинат разрастались, поэтому сводки с вьетнамских фронтов постепенно поджимались, сдавая позиции материалам на местные темы. Газета, в соответствии с требованиями времени, совмещала в себе функции информатора, агитатора и пропагандиста. До сведения трудящихся доводилась, например, такая статистика, публиковавшаяся под заголовком «Сколько стоит один процент»: «Если повысить на один процент производительность труда, то получится в год 43 тысячи тонн концентрата дополнительно или 2240 рублей. Если снизить на один процент расход топлива, то за год будет достигнута экономия в 14 тысяч рублей».

Об атмосфере, в которой делалась газета, можно судить по воспоминаниям Сергея Локтюхова: «Вся редакция умещалась в единственной комнате, заставленной письменными столами да неуклюжими шкафами с подшивками газет, оттисками, газетными макетами. Тесно. А как раз под редакцией, на первом этаже вытянутого грязно-желтого здания, находился страж и организатор порядка - партийный комитет. Он выгодно отличался от нашей многотиражки двумя просторными кабинетами, тяжелыми диванами, глубокими креслами и лохматыми, словно густая трава на лесной ломке, коврами. Впрочем, мы, газетчики, не завидовали работникам парткома, старались поменьше думать о них. Вот редактор Кожевников снимает с вешалки непромокаемый плащ: «Беда с вами, ребята! Из-за ваших художеств Иван Павлович Суковицын (тогдашний партийный босс комбината. - Прим. ред.) опять мне мозги вправлял». От слов Кожевникова становится почему-то весело...» Кстати, в сентябре 1969-го редакция из управления комбината переместилась на рудник. Подальше от парткома?

В 60-х годах в «Заполярной руде» сложился широкий авторский коллектив. Тот же Кожевников вспоминает, как организовывались совместно с цеховыми редколлегиями выставки газет, занятия редакторов. Информация для «ЗР» шла из цехов постоянно, действовала школа рабочих корреспондентов. Неслучайно в областном соревновании местных газет «Заполярка» была отмечена за организацию рабкоровского движения. Регулярно на ее страницах появлялись отчеты о том, сколько писем получила редакция за месяц. Так, в октябре 1967 года на адрес «ЗР» поступило 56 писем, корреспонденции и фотоснимков, из которых 44 были опубликованы. Редакцией был объявлен конкурс на лучшую зарисовку под рубрикой «Товарищ о товарище» и луч¬шее фото. Первые премии достались С. Локтюхову и А. Гребенченко. Денежные поощрения были скромными, но все же... Авторы-лауреаты получали за печатный материал 35 рублей, за фотографию - 25. Следует отметить и другую сторону деятельности редакции - скажем так, непрофильную. В те годы стали традиционными состязания лыжников на призы «Заполярной руды». На эстафетной дистанции протяженностью 31 километр выступали представители всех подразделении комбината. Трасса разбивалась на семь этапов, два из которых бежали женщины.

На десятом году существования «Заполярки» произошло знаменательное событие. С января 1967-го она стала выходить два раза в неделю. Предваряя это событие, редакция выступила с обращением к читательской аудитории, где говорилось, в частности, о том, чти «расширится раздел информации, глубже будут освещаться вопросы производства, общественной и культурной жизни цехов». Полгода проводились эксперименты для определения наиболее удобных газетных дней, перебирались все возможные комбинации: «Заполярка» выходила то по вторникам и четвергам, то по средам и субботам. Была даже пара-тройка воскресных выпусков. В конце концов, остановились на среде и пятнице. После увеличения частоты выхода подписная цена на «ЗР» составила 48 копеек на полугодие и 96 копеек на год. Иными словами, годовой комплект «Заполярной руды» из более чем сотни экземпляров стоил меньше рубля! Цена в розницу осталась прежней - 1 копейка.

Наличие дополнительной площади пошло газете на пользу: появилось больше места для различных новостных и аналитических материалов, а также... для критики. Мнение, что в застойные годы нельзя было ругать вообще никого, ошибочно. Наоборот, на местах можно было пропесочить кого угодно, и пресса при этом не оставалась крайней. Вот пример газетной переписки тех лет: «В заметке Я. Ясинова «Будут ли знать?» правильно указаны недостатки в организации занятий стропальщиков. Для улучшения посещаемости курсов назначен ответственный за техническое обучение рабочих - инженер-электрик А.Ф. Дубинин». Или: «После заметки И. Морозова, опубликованной 2 февраля, в ремстройцех поступило распоряжение заместителя директора комбината А.В. Кузьмина: на автобусной остановке у фабрики установить деревянное передвижное помещение. Распоряжение будет выполнено до 10 февраля». И выполняли! Более того - периодически в газете публиковались фамилии руководителей, которые не ответили на критические выпады. Под раздачу попадали все: начальник рудника, секретарь комитета ВЛКСМ, начальник партийной организации автобазы, начальник ЖКО... И это называлось зажимом печати?
Какого рода были жалобы? Вот характерный образец 1968 года. Слесарь обогатительной фабрики Б. Фенин жалуется на то, что по ночам в сквере у ресторана «Олень» и на улице Жданова пасутся орсовские лошади. «Я очень возмущен этим, - пишет Б. Фенин.- Я и мои товарищи из фабричного коллектива озеленяли город, а лошади вытаптывают цветы, уродуют клумбы и съедают зеленые побеги овса. Неужели нельзя привести к порядку распоясавшихся товарищей из орса?»

Тогда же возникло интересное начинание - совместные выпуски «Заполярной руды и «Мончегорского рабочего». По такому случаю объем газеты увеличивался вдвое. Из это «кооперативных» номеров оленегорцы могли узнать мончегорские новости, вплоть до тога, какие фильмы идут в соседнем городе. В колонке происшествий можно было наткнуться на такую информацию: «Мончегорский городской отдел охраны общественного порядка просит нашедших 17 февраля сего года скатерть около городской поликлиники обратиться в милицию». Выпускались сдвоенные номера и к знаменательным датам - 7 ноября, 1 Мая, дням рождения Ленина.

Судьбы заполярнинцев-шестидесятников сложились по-разному. Скоро десять лет, как нет на свете Геннадия Васильева, так и не отмеченного при жизни никакими литературными регалиями. В 2000 году в Гатчине умер Александр Савенков, ставший в последние годы поэтом-песенником (когда-то в Оленегорске была популярна песня «За окошком нашим снег кружится», написанная композитором Александром Науменко на слова Савенкова). Автор еще одной «нетленки» - «Пусть в Оленегорске не цветут каштаны» Сергей Локтюхов живет сейчас в Ярославле, где принят в Союз писателей России и выпускает сборник за сборником. Геннадий Киселев с журналистикой завязал и, поработав в строительной фирме, уехал к родне в подмосковную Дубну. Уже пять лет; как от него нет никаких вестей. Скончалась Мира Петрикова, навсегда покинул Оленегорск Алексей Гребенченко. Борис Петрович Кожевников в 1971 году тоже расстался с Заполярьем и «Заполяркой», 20 лет проплавал на судах Калининградского управления «Запрыбпромразведка», не единожды побывал в Атлантике и на Тихом океане. Выйдя на пенсию, вернулся к прежней профессии - стал редактором одной из калининградских газет. Написал и опубликовал две «морские» повести, в последнее время переключился на поэзию. Несмотря на почтенный возраст - 76 лет, - на покой уходить не собирается. «ЗР-овская» закалка помогает?

Святослав ЭЙВЕ