«Оленегорск: Люди. События. Факты»

Город как судьба

Александра Яковлевна и Григорий Максимович Слесаренко вместе уже сорок четыре года. Это дружная и крепкая семья, прошедшая многие испытания. Север соединил их, стал второй родиной, где прошла вся сознательная жизнь. А Оленегорск стал городом, который познакомил молодых людей в начале шестидесятых годов прошлого столетия.

Александра Яковлевна и Григорий Макси­мович - ветераны Оленегорского горно-обо­гатительного комбината. Оба принимали учас­тие в строительстве города, его важнейших объектов. Их профессии - машинист крана и машинист бульдозера - нельзя назвать роман­тичными, но сегодня, шагая по улицам Оленегорска, они могут с гордостью говорить, что город, который рос быстро, поднимался при их непосредственном участии. Когда-то стрелами башенных кранов никого было не удивить. Дома возводились по всем улицам: Строительной, Парковой, Бардина, Космонавтов. К слову ска­зать, и дом, в котором живут сегодня супруги, тоже строился не без участия Александры Яков­левны. Оформлялся и второй центр Оленегорска. Александра Яковлевна вспоминает, как она работала на строительстве городского бассейна. Этот объект ждали все: и взрослые, и, конечно, дети, чтобы получить возможность среди сне­гов и полярной зимней темноты плескаться и плавать, как на южном море. «Я работала с ка­менщиками, бетонщиками. Подавала им ма­териалы для бетонирования чаши, где и сегод­ня купаются люди. Объект был очень значи­мым для города, поэтому работали быстро, старались, чтобы все было сделано качествен­но», - рассказывает А.Я. Слесаренко.

Проехался на своем бульдозере по террито­рии будущего бассейна и брат Григория Мак­симовича - Петр Максимович. «У него трак­тор был маленький, шустрый, поэтому он мог работать уже внутри коробки здания. Маши­ну загоняли внутрь, естественно, скапливались выхлопные газы, машинисты ими к концу сме­ны отравлялись. Молодые были, да и недолго так работали, - вспоминает уже Григорий Максимович. - Считай, от школы-интерна­та и дальше - все объекты мои». На Север он приехал из Украины, имея на руках документ об окончании училища механизации, и первой ра­ботой в 1960 году в Оленегорске для начинаю­щего строителя стал фундамент музыкальной школы. Потом будут жилые дома и будущая пло­щадь - Дом торговли, Ледовый дворец. Буль­дозер Григория Максимовича ездил по болоту, делая отсыпку, оформление, планировку. Коман­довала строителями женщина. Они даже в шут­ку предлагали назвать площадь ее именем - площадь Марии. Трудно представить, что гор­дость оленегорцев - центр города - когда-то представлял собой «невспаханную целину». Кста­ти, о целине Г.М. Слесаренко тоже может много рассказать, так как в юные годы успел и там побывать, но, прожив год в Казахстане, решил, что это не его история, и уехал на Север к сестре.

По окончании строительства Ледового дворца всех его участников пригласили на торжествен­ное собрание, где вручались награды и памят­ные знаки. Работники комбината получали лен­ты «Золотые руки», остальные - значки «По­бедитель соцсоревнования».

Григорий Максимович помнит все свои ма­шины. Железных коней, на которых довелось поработать, перечисляет с любовью: С-80, С-130, С-180, ДЭТ, «поляки» и последний - «Чебоксарец». Технический прогресс «прошел» че­рез руки машиниста бульдозера: менялась мощ­ность машин, грузоподъемность, скорость. О каждой из них ветеран может говорить долго, каждой дает характеристику и оценку: «ДЭТ, на­пример, отличался скоростью, хоть и на гусе­ницах, а бегал быстро. «Чебоксарца» называли колуном, потому что если на камень наскочит, то его начинало бросать в разные стороны.

На нем только на хвостохранилище и ез­дить». С гор­достью Г.М. Слесаренко за­мечает, что тех­ника в его ру­ках служила подолгу. Мон­таж, обслужи­вание, эксплуа­тация - все было практи­чески в одних руках.

РСУ, где работал вете­ран, присоеди­нили к комбина­ту в 1989 году. Так Григорий Максимович из строителей пе­реквалифици­ровался в гор­няка. До ухода на пенсию трудился на трубоукладчике на хвостохранилище дробильно-обогатительной фаб­рики. С фабрики и до восьмого километра мончегорской трассы все трубы были в его ведении. Каких-то особенно запомнившихся событий он вспомнить не может. Обычная работа, которая складывалась из будней, авралов, аварий, заме­ны труб. Как говорят, с годами в памяти остает­ся только хорошее. Вот и Григорий Максимо­вич помнит тех хороших людей, с кем довелось работать рядом. «Всякое бывало. Однажды зи­мой произошла авария. На хвостохранилище ветер такой, что режет лицо, да еще мороз в тридцать градусов. Я-то в кабине сижу, мне ничего, а вот ребятам туго приходилось. На­чальник участка приехал, посмотрел на нас и уехал. Вернулся с согревающим напитком, понятно каким», - рассказывает Григорий Максимович.

Александра Яковлевна трудилась на комби­нате с 1969 года в железнодорожном цехе. Как и супруг, утверждает, что время тогда было весе­лое, интересное. «Быстро жизнь прошла», - говорит Александра Яковлевна, однако в ее го­лосе нет уныния. Эта энергичная женщина с мо­лодыми глазами рассказывает о своей молодос­ти, весело улыбаясь. Она с удовольствием вспоминает прошлое, когда еще девчонкой при­ехала в Мончегорск к сестре из Вологодской области. Паспортов на руках у колхозников не было: люди, как крепостные, были накрепко привязаны к месту жительства. Чтобы избе­жать этих проблем, Александра Яковлевна по окончании семи классов несовершеннолетней уехала из деревни за другой жизнью, за пас­портом. На работу до восемнадцати лет в те времена не брали, поэтому пришлось несколь­ко лет трудиться домработницей. Эти воспо­минания словно старое черно-белое кино.

Потом была первая работа и первая про­фессия машиниста крана - на всю жизнь. Ра­бота машиниста крана и сейчас мало чем изме­нилась. Перемещение грузов, помощь слеса­рям в ремонте больших машин. «Мне нрави­лась моя работа. Я чувствовала ее важность, понимала ответственность. Главное здесь не зевать, работать только со стропальщиком, внимательно следить за сигналами, когда груз висит в воздухе, ведь внизу ходят люди», - делится А.Я. Слесаренко. Кажется, что про­сто на первый взгляд, а груз нельзя раска­чать, поставить его надо аккуратно, на нуж­ное место. Все это пришло с опытом. Ярким воспоминанием в памяти остался первый опыт самостоятельной работы за рычагами крана. По словам Александры Яковлевны, руки у нее дрожали от страха, когда осталась одна в кабине. Мастер снизу кричит, подает сигна­лы, а она - молодая девчонка - с испугу перепутала «вира» с «майна». «Кран весь так и заходил, бадья с бетоном болтается, как еще я рычаги из рук не выпустила. Слава Богу, все обошлось, но помню этот день, как сей­час», - смеется Александра Яковлевна.

С чувством горечи супруги замечают, что во времена их молодости жизнь была ин­тереснее, хотя и не было таких больших кор­поративных праздников для всего комбина­та. Отмечали праздники, что называется, в узком кругу, своими коллек­тивами. Память о всех людях, ко­торые встреча­лись на жизнен­ном пути, жива в их сердцах. Сколько теплых и добрых слов сказали они о своих коллегах, друзьях, учени­ках! Северные зимы становятся теплее от этих воспоминаний. В трудную ми­нуту, когда тра­гически погиб сын, коллектив поддерживал, помогал спра­виться с бедой. Теперь все мыс­ли о внуках, которых подарила дочь. Мысли о переезде в Украину с выхо­дом на пенсию одно время были, но с нача­лом перестройки решили, что дома будет лучше. «Оленегорск, можно сказать, по­строен нашими руками, вырос на наших гла­зах. Конечно, это уже родной город, с ко­торым связана вся жизнь, расстаться с ним было бы трудно», - говорят Александра Яковлевна и Григорий Максимович.


Наталья РАССОХИНА.