«Оленегорск: Люди. События. Факты»

Жизнь без права на ошибку

Человек, переживший эпоху. Это, наверное, о нем - об Анатолии Федоровиче Волыхине, Герое Социалистического Труда, кавалере трех знаков «Шахтерская Слава» I, II и III степеней, фронтовике, награжденном орденом «Красной Звезды», медалями «За боевые заслуги», «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией» и удостоенном при жизни всех подо­бающих и, безусловно, заслуженных почестей, ка­ких только может быть удостоен простой тру­женик не самого большого в мире предприятия.

Начало его жизненного пути повторяет первые строки биографий многих советских мальчишек, которым «повез­ло» родиться в середине двад­цатых годов и достичь совер­шеннолетия в разгар Великой Отечественной. Будучи родом из Архангельской области, он успел до войны поработать колхозным плотником, а в ян­варе 43-го был призван в ар­мейские ряды, переквалифи­цировался в зенитчика и защи­щал Советское Заполярье. После завершения войны служба в Вооруженных Силах продолжилась - демобилизо­вался Анатолий Волыхин лишь в конце 55-го, когда настала пора задуматься о гражданс­кой специальности. Так, 16 января 1956 года жизненная дорога привела 30-летнего Анатолия в Оленегорское ру­доуправление, которое не­сколькими годами позже обре­ло статус горно-обогатитель­ного комбината.

Трудовой путь Волыхина можно, без оговорок, назвать уникальным. Отставной воен­ный, он начал на «гражданке» со скромной профессии электрика, при этом поставив себе цель стать экскаваторщиком. Сложная машина была осво­ена за два года. Итог: в нача­ле 60-х Волыхин - лучший ма­шинист экскаватора на комби­нате. Волна трудового энтузи­азма, который навеки останет­ся одной из главных примет того романтического времени, захлестнула его - он оказался на гребне, среди первых, среди по-хорошему одержи­мых. План семилетки за шесть лет? Хорошо! Поднять планку для экипажей экскаваторов так, чтобы выработка зашка­лила за полмиллиона кубов горной массы в год? Нет про­блем! Он работал, понимая, что его труд нужен, и получал от этого удовольствие, сравни­мое разве что с тем чувством, которое имел в виду поэт, ска­завший: «Есть упоение в бою...» Сегодня, сорок лет спустя, говорить об этом слож­но (поймет ли новое поколе­ние?), но не сказать нельзя. Так было. И есть надежда - так будет.

В биографии Волыхина, которую еще недавно должен был знать каждый уважающий себя оленегорский школьник, есть строчка: «Анатолий Федо­рович - хороший рационали­затор». Что ж, рационализа­торскую работу, как и любую - другую, он выполнял на пять с плюсом. Предложения о по­слойной проходке разрезных и въездных траншей, о поузловом методе ремонта экскава­торов - эти и другие тонкости производственной кухни мало что говорят человеку несведу­щему, но именно они, волыхинские новшества, помогали на протяжении многих лет под­держивать промышленную стабильность, наращивать темпы и получать немалый по тем временам экономический эффект. Волыхину было на что опираться в своих разработках - в общей сложности чет­верть века было отдано рабо­те в Оленегорском и Кировогорском карьерах: опыт колос­сальный...

День 22 марта 1966 года стал рубежным не только для Анатолия, но и для всего ком­бината. Такого созвездия на­град молодое предприятие еще не видело: двое работни­ков ГОКа были отмечены орде­ном Ленина, шесть человек - орденом Трудового Красного Знамени, одиннадцать - орде­ном «Знак Почета», девять - медалью «За трудовую доб­лесть» и еще девять - меда­лью «За трудовое отличие». Но венец всего - отдельная стро­ка Указа Президиума Верховно­го Совета СССР: «За выдающи­еся успехи, достигнутые в развитии черной металлур­гии, присвоить звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и Золотой медали «Серп и Мо­лот» Волыхину Анатолию Фе­доровичу - машинисту экска­ватора». Первая и единствен­ная в истории комбината Золо­тая Звезда Героя. Оленегорский ГОК, ныне акционерное обще­ство, может просуществовать еще добрую сотню лет, в его коллективе могут смениться три-четыре поколения, чей труд, хочется верить, будет и впредь отмечаться правительственны­ми наградами, но такой награ­ды не будет уже ни у кого. Факт. С того памятного дня Во­лыхин не имел права на ошиб­ку - теперь он обречен был на то, чтобы стать образцом, и, надо сказать, этот тяжелейший экзамен выдержал с честью. Продолжал работать, перевы­полнять нормы, и в 1970-м, от­нюдь не «по инерции», был на­гражден медалью «За доблес­тный труд». К основной работе добавилась общественная: вы­ступления в цехах комбината, школах, воинских частях, пере­дача опыта молодым рабочим. Депутат трех созывов Оленегорского Совета депутатов тру­дящихся, член профкома и так далее, и так далее...

Человек сделан не из же­леза - даже тот человек, ко­торый треть жизни посвятил работе с железной рудой. На него равнялись, ему подража­ли, но в начале 80-х, ощутив, что физический ресурс исчер­пан, он ушел на заслуженный отдых. И прожил еще двадцать лет - самые сложные и самые непонятные двадцать лет за всю послевоенную историю страны. На комбинате о нем не забыли - приглашали на тор­жественные мероприятия по случаю знаменательных дат, оказывали посильную помощь. Но ушло нечто большее, чем память - ушло время. Были пересмотрены прежние ценно­сти, исчезло трудовое упоение, изменилось все то, из чего со­ткано было мировоззрение це­лого поколения. Причем изме­нения произошли в масштабах огромного государства, где от­дельная человеческая судьба - что иголка в стоге сена.

Анатолий Федорович Во­лыхин умер 7 октября в возра­сте 76 лет, успев заглянуть в XXI век, о котором, подобно большинству своих ровесников, мечтал, как о светлом буду­щем. Остался ли доволен уви­денным? Кто знает. В после­дние годы его можно было встретить во дворе дома № 7 по улице Мурманской, где он жил - молчаливый, сосредо­точенный, сидел на лавочке и о чем-то думал. На все пред­ложения написать о нем, сде­лать очерк о до- и послеперестроечной судьбе отвечал неиз­менным отказом: «Писали уже. Хватит. Берите старые газеты - читайте...» Так и ушел - тихо.

Бывших героев не бывает - тем более Героев с большой буквы. Волыхин оставил не только страницу в летописи го­рода и комбината - он оста­вил пример отношения к делу. И неважно, какая на дворе эпо­ха - труд, в отличие от денеж­ных знаков и драгоценных ме­таллов, девальвации не подле­жит. И значит, об Анатолии Фе­доровиче вспомнят еще не раз. Вспомнят добром - как он того заслужил.


Александр ЛУБОШЕВ.