«Оленегорск: Люди. События. Факты»

Самый северный ГОК

В 1959 году город справил свой первый юбилей - де­сятилетие. По образу и подобию Мончегорского Лося был изготов­лен символ Оленегорска - скуль­птурный Олень, который через не­сколько месяцев занял место на по­стаменте на перекрестке улиц Жда­нова и Строительной. Решительно­му обновлению подверглась "ви­зитная карточка" города - станция Оленья. Вместо старого деревянно­го домика, где с трудом могли раз­меститься несколько десятков че­ловек, был построен новый камен­ный вокзал с залами ожидания, бу­фетом и, как принято было гово­рить, со всем необходимым для культурного обслуживания пасса­жиров. Сейчас, в конце века, это со­оружение безнадежно устарело, но сорок лет назад оно было едва ли не главной гордостью оленегорцев. Начало шестидесятых ознаме­новалось локальной технической революцией: Оленегорское рудоуп­равление получило мощные 150-тонные электровозы ЕЛ-1, 95-тон­ные думпкары и современные ме­таллообрабатывающие станки. Имея такую технику, можно было смело вступать в следующее деся­тилетие. Однако с модернизацией буровых работ пришлось повозить­ся. Первобытные канатно-ударные станки тянули производство назад, к прошлому, поэтому было приня­то решение об их замене. Процесс затянулся - прошло без малого два года, прежде чем в Оленегорск прибыл первый станок шарошеч­ного бурения, а потом понадоби­лось еще полтора месяца для того, чтобы подготовить его к работе. Терпение горняков окупилось с лихвой: на первом же испытании новый агрегат пробурил за сорок минут семь погонных метров - столько, сколько канатно-ударный станок за целую смену. Можно сме­ло сказать, что с этого дня на ГОКе началась новая техническая эра.

Весной 1960-го был завершен монтаж четвертой секции главного корпуса фабрики, и началось строительство пятой, для чего из Липецка приехала специальная бригада "Мехмонтажа". Одновре­менно был утвержден план рекон­струкции трех действующих сек­ций, предусматривавший ряд суще­ственных изменений, в том числе замену ленточных сепараторов барабанными. Все это вместе взятое должно было улучшить качество концентрата и на два-три процента увеличить его извлечение. Впро­чем, еще до осуществления этих планов свершилось главное - Оле­негорское рудоуправление стало работать рентабельно. Если в 1955 году, то есть в самом начале пути, оленегорский концентрат стоил баснословно дорого - 10 рублей 47 копеек за тонну, то пять лет спу­стя его себестоимость упала чуть ли не в два раза - до 5 рублей 78 копеек. Это был большой успех. Случайно или нет, но сразу же по завершении 1960 года рудоуправление было переименовано в горно-обогати­тельный комбинат.

Ну, а город? Город жил сво­ей жизнью. На Советской 3 открылся аптечный пункт первой категории - почти самостоятельная аптека, где можно было купить ле­карства всех видов и форм. Был сдан под ключ детский сад № 3, а через полтора года - 15-я школа, которая в первый же свой сезон набрала 1100 учащихся, включая начальные классы, переведенные из политехнической школы № 7. Оба этих объекта были построены на скорую руку, и уже через месяц-другой после начала их эксплуата­ции педагоги забили тревогу: в школе потекли трубы, а в садике потрескались потолки. Пришлось ремонтировать по ходу...

Похожие проблемы возникли и у силикатного завода, который был построен в октябре 60-го, а запу­щен в январе 61-го. Первые два месяца прошли на подъеме: завод выпустил 280 тысяч штук кирпича, а в апреле - в честь исторического полета Юрия Гагарина - выдал даже 50 тысяч сверх пла­на. Но вскоре начались простои: из-за отсутствия извести, из-за перебоев поступлений хвостов, из-за строительных недоделок. Собственная ремонтная база у завода отсутствовала, а ремон­тники комбината брались за его заказы в последнюю очередь, и эта волынка продолжалась до тех пор, пока ОЗСК не стал са­мостоятельным предприятием. На рубеже шестидесятых был отмечен всплеск в развитии оленегорского подсобного хо­зяйства. Если в 1958-м, по от­четам отдела рабочего снабже­ния, было сдано 42 центнера свинины, то уже через год этот показатель увеличился почти в пять раз. Ежегодно в теплицах выращивалось по 16-18 тонн свежих овощей, а в начале 1960-го ОРС завел птицеферму, куда было завезено 5 тысяч цыплят.

Неполных два года ушло на то, чтобы построить городской стади­он. Комсомольский клич был бро­шен осенью 59-го. В первый раз на заболоченный пустырь вышли всего несколько человек, потом к ним потихоньку стали подтягиваться другие, и, в конце концов, в это важное общественное дело были вовлечены в полном составе кол­лективы рудника, фабрики, ЖКО, ремстройцеха, силикатного... Год понадобился для того, чтобы рас­чистить и подготовить площадку. На нее уложили дренажный слой шлака, потом покрыли грунтом, разрыхлили и укатали. Найти подходящий суглинок для верхнего по­крова оказалось не так-то просто. Решили взять морену от вскрыш­ного экскаватора № 9 - ее подсу­шили, тщательно просеяли и толь­ко после этого уложили на площад­ку. 27 августа 1961 года стадион был торжественно открыт, а вскоре на нем состоялся товарищеский фут­больный матч с мончегорцами (ни­чья 1:1).

Осенью того же 61-го года на базе городского драмкружка был образован народный драматичес­кий театр. Первая его постановка на подмостках Дома культуры на­зывалась "Сережка с Малой Брон­ной". Актеры самодеятельной труппы играли ярко и вдохновен­но. А под занавес года произошло событие, которое можно назвать политическим. "Учитывая просьбы трудящихся" (так записано в поста­новлении), исполком городского Совета решил переименовать ули­цу Сталина в улицу Мира. Занятно, что случилось это в конце декаб­ря, когда сторонники прежнего ре­жима отмечали очередной день рождения Иосифа Виссарионови­ча. Таким образом, эхо XX съезда докатилось и до Оленегорска...

На снимках: станок канатно-ударного бурения;
станок шарошеч­ного бурения.