«Оленегорск: Люди. События. Факты»

Самый северный ГОК

Что касается первого оленегорского дома, то день его закладки странным образом раздваивается - с одной стороны, в вос­поминаниях очевидцев всплывает дата 7 августа, а с другой, висящая на фасаде табличка четко и ясно гласит: "Закладкой этого дома 8 августа 1949 года было начато строительство города Оленегорска". Так все же - седьмого или восьмого? Осме­лимся предположить, что табличка не врет, и первый камень дома № 5 по будущей улице Строительной был действительно заложен восьмого августа. А седьмо­го, как мы уже говорили, в Оленегорском карьере состо­ялся митинг, посвященный открытию горнорудного про­изводства, и, возможно, в че­ловеческой памяти два лих события слились воедино.

Первый дом закладывали скромно, но со вкусом. Был опять-таки митинг, были речи, но весь этот привычный советский антураж мер­кнет по сравнению с одним-единственным фактом: под угол возводимого здания бе­режно уложили целехонькую бутылку шампанского. Там она и лежит до сих пор, пре­вратившись за полвека в са­мый настоящий раритет (ос­тается только позавидовать будущим археологам - то-то ребята обрадуются...). А рядом покоится замурован­ная в фундамент капсула, в которой спрятан историчес­кий документ - акт о зак­ладке города, где черным по белому написано: "Здесь во­лею Коммунистической партии заложен Оленегорск". Обратим внимание на слово "Оленегорск". На картах оно появится только восемь лет спустя. Но первостроители, воздвигая рядом с неуклюжими бараками и палатками мерный кирпич­ный дом, уже знали, что на­селенному пункту, который тогда еще как бы и не суще­ствовал (статус рабочего по­селка ему присвоили только через четыре месяца), суж­дено стать городом. Поэто­му точкой отсчета городской истории можно и нужно счи­тать именно август 49-го, тем более, что так оно и делалось вплоть до середины 90-х.

Впрочем, к этому вопросу мы еще вернемся.

Рабочий посе­лок поднимался как на дрожжах. Первоначально нее дома были двухэтажными и жались друг к другу, как озябшие на студе­ном ветру люди. Потом появились первые пятиэтажки. В течение четырех-пяти лет, помимо жилых зданий, было построено и сдано в эксплу­атацию несколько соци­альных объектов, каждый из которых стал в своем роде первым. Сентябрь 51-го - открылась первая школа. Че­рез два года - первый детс­кий сад и первые ясли. В 54-м - организована служба "Скорой помощи" и открыт первый медицинский стаци­онар на 50 коек. В октябре того же года появилась первая библиотека. И, наконец, 27 марта 1957 года Указом Президиума Верховного Со­вета РСФСР поселку было разрешено именоваться го­родом. Таким образом, про­изошло формальное под­тверждение уже свершивше­гося факта. Предложение считать эту дату днем рож­дения Оленегорска выглядит по меньшей мере странно. По сути, это то же самое, что вести отсчет деятельности ГОКа не с момента начала горных работ, а, скажем, со дня присвоения ему статуса "горно-обогатительный комбинат", что случилось гораздо позже. Вряд ли по­добное "омоложение" будет оправданным.

Но вернемся в первую половину 50-х и посмотрим, как развивалось производ­ство.

В июле 54-го в руковод­стве "Колжелруды" снова произошла кадровая пере­тряска - бразды правления взял в руки В.П. Ананьев. При нем было завершено строительство фабричных корпусов, закончен монтаж дробильного и обогатитель­ного оборудования. К тому времени с Оленегорского месторождения был снят громадный пласт скальных пород и моренных отложе­ний общим объемом свыше полугора миллионов кубо­метров. Это позволило на­чать плановую добычу руды, а 6 ноября 1954 года про­изошло поистине эпохальное событие - родился оленегорский концентрат. Честь подержать в руках первую горсть черного влажного по­рошка выпала молодой и скромной Юле Воронковой, дежурившей у конвейера № 29. А следующим летом на Череповецком металлурги­ческом заводе из нашего концентрата выплавили пер­вый чугун. Как водится, от­лили памятую плиту и при­слали обратно - в подарок.

1955 год начался с успе­хов. Завершили строитель­ство первой очереди Оленегорского рудника, запустили фабрику и сходу выполнили квартальный план на 108 процентов. А потом... Потом попросту "сели". Началась зима, и результат пятилетней ударной работы едва не по­шел насмарку. Сделанный на "ура" главный корпус фабри­ки был раскрыт и продуваем всеми ветрами. Оборудова­ние, приобретенное и уста­новленное второпях, посто­янно ломалось. Водопровод­ные трубы замерзали, треть паровозов стояла без движе­ния из-за всевозможных не­исправностей. Вдобавок вне­запно обнаружились грубые ошибки в проектировании фабрики. Ну и на "десерт" выяснилось, что по большому счету добыча руды ведет­ся наобум, потому что геолого-маркшейдерская груп­па в первые годы работала из рук вон плохо, и документа­ция на разведанные участки практически отсутствовала. В общем, следование извес­тному девизу "Главное ввя­заться в драку, а после раз­беремся" загнало новорож­денное предприятие в кри­зисную ситуацию. Удачно начавшийся 55-й год завер­шился печально - произ­водственные показатели в IV квартале были с трудом до­тянуты лишь до восьмидеся­ти процентов, и годовой план провалился с треском...