«Оленегорск: Люди. События. Факты»

Самый северный ГОК

Во время войны и в первые мирные годы страна ощу­щала острую потребность в метал­ле. В 1947 году созрел глобальный по тем временам проект строитель­ства Череповецкого металлурги­ческого завода. Несмотря на царив­шую вокруг разруху, для столь важ­ного дела не пожалели ни денеж­ных, ни технических ресурсов. Не хватало только самого главного - сырьевой базы. Тут-то и пригоди­лось открытое ленинградскими студентами Оленегорское место­рождение. Геологические изыска­ния, которые продолжались до 1948 года, показали, что железной руды в заимандровской тундре хватит на десятки, а то и на сотни лет. С это­го момента старинный вологодский город Череповец и еще не родив­шийся заполярный Оленегорск ока­зались раз и навсегда скованными единой экономической цепью. В начале 1949-го сложился первый состав Ено-Заимандровского рудоуправления "Колжелруда" под на­чалом Д.А.Романова. Первые пол­года рудоуправление находилось в Мончегорске - за тридцать с лиш­ним километров от карьера - и его работникам приходилось ежеднев­но мотаться туда-обратно, пока в конце мая им не выделили один из бараков поселка Оленья.

В конце 1948-го вдоль дороги на Оленью гору были вкопаны пер­вые столбы, по которым вскоре протянулась высоковольтная ли­ния. С тех пор, как рудоуправление перекочевало вплотную к месту строительства, дело пошло веселее. Все лето бригада Тимофея Веселова вырубала лес на сопках. Бревна отвозили на пилораму, а потом со­оружали из них погрузочно-разгрузочную эстакаду. К началу августа все подготовительные работы были завершены.

Зная о нынешнем техническом вооружении комбината, любопыт­но сравнить его с тем нехитрым набором, который имелся в арсе­нале "Колжелруды" полвека тому назад. Список механического обо­рудования состоял всего из двух единиц: один трактор и одна бор­товая машина. К транспортным средствам можно было также отнести десять лошадей и несколько тачек. Остается включить в этот перечень лопаты, ломы и тридцать пар рабочих рук, чтобы получить полное представление о том, каки­ми силами начинался штурм желе­зорудных залежей, сокрытых при­родой в оленегорской земле. Седь­мого августа 1949 года на Южной сопке состоялся митинг, посвящен­ный началу горных работ. Началь­ник рудоуправления Романов, стоя на огромном валуне, произнес ко­роткую, но пламенную речь. В этот день в истории страны появилась новая зарубка - родилось пред­приятие, которое несколько лет спустя получит наименование "Оленегорский горно-обогати­тельный комбинат". Правда, оче­видцы утверждают, что фактичес­кое открытие рудника произошло не в августе, а в сентябре. Бригада уже знакомого нам Тимофея Веселова лопатами грузила горную мас­су в вагонетку, которую затем вруч­ную откатывали на эстакаду. Запол­няли кузов грузовичка ЗИЛ-150 и отвозили породу в отвал.

Между тем, коренное техничес­кое перевооружение было уже не за горами. Через девятнадцать дней после митинга на станцию Оленья прибыло с "Уралмаша" настоящее чудо - трехкубовый экскаватор СЭ-3. Монтаж 160-тонного монст­ра занял пять месяцев, а затем на­чалась эпопея, связанная с его пе­регоном к месту добычи руды. Ско­рость передвижения СЭ-3 даже по идеальной трассе ничтожно мала - 700 метров в час. А по разбитой и раскисшей дороге, связывавшей станцию с рудником, он полз со скоростью роста бамбука, в резуль­тате чего путь длиною в считанные километры занял полторы недели. Погода стояла отвратительная. Сильный ветер то и дело обрывал наспех закрепленные провода, и экскаватор, по сравнению с кото­рым любая черепаха показалась бы спринтером, раз за разом застревал посреди дороги. Чтобы его не за­тянуло, как в зыбучие пески, в жид­кую грязь, под колеса бросали шпа­лы. Но они тут же тонули в дорож­ном полотне, словно в болоте, и тогда сверху терпеливо укладыва­ли второй ряд, третий, четвертый... Наконец, после неимоверных уси­лий путь был преодолен, и 18 фев­раля 1950 года экскаватор занял свое место на Южной сопке. Тяж­кий труд не пропал даром - вто­рой экскаватор гнали всего неделю, а третий и того меньше. Накатыва­ли дорогу, приобретали опыт - ко­роче, дело спорилось.

В феврале 50-го был сдан в эк­сплуатацию склад взрывчатых веществ, а через месяц началось строительство обогатительной фабрики. В июле существенно пополнился транспортный парк - прибыли три новеньких самосвал. МАЗ-205 грузоподъемностью шесть тонн каждый. Рудоуправление обзавелось собственной кузницей, появилась механическая мастерская: один сверлильный, один строгальный и два токарных станка. Масштабы предприятия росли на глазах - разбросанные по лесам и сопкам кучки людей превращались в единый коллектив, где вместо разнорабочих постепенно появлялись специалисты. Кадровые изменения происходили и в руководстве - в январе 1952-го на должность начальника «Колжелруды» был назначен И.И.Кабаков.

Зимы в конце сороковых - начале пятидесятых годов выдались суровыми. Буровые агрегаты часто выходили из строя, вода к ним подавалась с перебоями. Проблемы решали дедовским способом - в озерном льду прорубали полыньи, и запряженная в телегу лошадь таскала к станкам бочки...