«Оленегорск: Люди. События. Факты»

«Новый завод»: из прошлого в будущее

Прислушайтесь - в разговорах нет-нет, да и проскользнет: "новый завод". Так мы называем его по привычке, хотя с того дня, когда на окраине молодого гор­няцкого города появились строители и впервые прозвучало словосочетание "Оленегорский механический", прошло 37 лет. Из всех городских предприятий только ГОК может претендовать на полноправное старшинство, остальные же появились почти одновременно, в середине 60-х-начале 70-х, с разницей буквально в несколько лет. Среди них был и ОМЗ, поначалу вроде бы ничем не выделявшийся, но затем набравший обороты и ставший второй, после ГОКа, опорой, до сих пор поддерживающей Оленегорск. Три с лишним десятилетия век для завода немалый. И все же он и сейчас - но­вый. Эту непреходящую новизну чувствуешь, когда заходишь в корпуса, когда общаешься с людьми, когда, пускай бегло, знакомишься с историей этого необычного пред­приятия, чей коллектив не единожды был вынужден начинать дело с нуля, осваивая то, что, по всем меркам, должно было лежать за пределами его знаний и навыков. Сегодня есть повод мысленно вернуться в далекие 60-е и освежить в памяти основные вехи становления завода, отмечающего ныне свой очередной юбилей.


Ты вспомни, как все начиналось

Раскроем страшную тайну: тридцатилетие завода - не более чем условность. Если подойти к изложению событий с предельной точностью, придется признать, что ОМЗ старше своих "документальных" лет. (Строительство предприятия началось в 1964 год) - для этой цели была учреждена дирекция во главе с Абрамом Самойловичем Кисиным. Возведение стен и монтаж оборудования шли довольно быстро. И это позволяло уже в конце 68-го выпустить первую продукцию - металлоконструкции, предназначавшиеся поначалу для собственных нужд. А затем и для горно-металлургических предприятий области.

Здесь необходимо сделать важное отступление. Дело в том, что ОМЗ задумывался как главная ремонтная база Кольского края. Подтверждением тому может служить не только его первоначальное наи­менование (Центральный Оленегорский ремонтно-механический завод), но и скрупулезно выбранное место расположения в центре промышленной части полуострова, поблизости от главных транспортных артерий: Октябрьской железнодорожной магистрали и автотрассы Мурманск-Ленинград. Клиентами завода должны были ''автоматически” стать - и стали - не только комбинат "Апатит”. Оленегорский, Ковдорский и Ловозерский ГОКи, но и такие крупные предприятия как "Североникель", "Печенганикель" и даже расположенный в 90 километрах к северу Мурманский морской порт.

Тридцать лет спустя бывший главный механик ОАО «Апатит» Е.С. Гинсбург не без ностальгии вспоминал: "Нашим совнархозам (на тот момент так назывались территориальные органы управления промышленностью - прим. ред.) было вложено в строительство завода семь миллионов рублей с тем, чтобы он работал на Мурманскую область и преимущественно на "Апатит", но в результате последовавших за этим реформ завод отошел Министерству цветной металлургии... "Это произошло сразу после упразднения совнар­хозов, вместе с которыми была ликвидиро­вана и первая дирекция тогда еще строив­шегося предприятия. Министерство цветной металлургии в Оленегорске представлено Северо-Западным управлением треста "Союзцветметремонт" во главе с Анатолием Исаевичем Цибулевским. На площадях обретавшего современные контуры завода разместился одни из участков СЗУ. а дальнейшее строительство возглавил Юрий Ни­колаевич Масленников. В 1969 году, за два года до своего официального рождения, завод выпустил первые три комплекта метал­локонструкций сборно-разборных зданий, которым суждено было стать впоследствии серийной продукцией ОМЗ.

Надо сказать, что по старой советской традиции в ходе строительства и даже на начальном этапе выпуска продукции актив­но использовалась дешевая рабочая сила - заключенные. В документах это обознача­лось как "использование спецконтингента ИТК-26". Однако мавр сделал свое дело, и в феврале 70-го от этого варианта отказались - теперь заводу нужны были не только крепкие руки, но и умные головы.

После того, как штат сотрудников участка СЗУ был увеличен и укомплектован квалифицированными работниками, масштабы выпуска про­дукции существенно выросли. Завод созрел для того, чтобы пуститься в самостоятельное плавание, и 3 мая 1971 шла, произошло то, что должно было произойти - министр цветной металлургии СССР П.Ф. Ломако подписал приказ о выделении ОМЗ из структуры Севе­ро-Западного управления треста "Союзцветметремонт". Эта дата - дата обретения заво­дом полной самостоятельности - и считается днем его рождения.


Так закалялась сталь

Апатитцы волновались зря - заводчане окупались людьми благодарными и на протяжении многих лет добросовестно сотрудничали со всеми, кто помогал им в процессе становления. По словам того же Е.С.Гинзбурга. ОМЗ. из названия, которого в марте 73-го года исчезли слова “центральный” и "ремон­тный", производил для комбината "Апатит” до ста тонн продукции в месяц - каждую не­делю и даже чаше за ней отправлялся специ­альный транспорт. На заводе работали благо­родные люди, не раз выручавшие своих парт­неров даже в обход требований Министерства, Нынешний главный механик ОАО "Апатит" Л.П.Пашкин вспоминает: "ОМЗ выполнял для нас мехобработку крупногабаритных деталей из литья, получаемых нами с "Уралмашзавода", Ижорских заводов и Кингисеппского РМЗ. Потом нам стали лить пластины для питателей, мы полу­чали с завода поковки, кремальерные шес­терни для экскаваторов и другую продукцию... С 1993 года в связи с сокращением производства апатитского концентрата и финансовыми трудностями начался резкий спад наших отношений, но в 1999-м связи стали возобновляться - мы получили с ОМЗ небольшую партию зубьев к ковшам, и они оказались удачными..."

Впрочем, не будем забегать вперед. Как уже говорилось. Апатитский комбинат был не единственным партнером новорож­денного завода. Продукция ОМЗ сразу стада пользоваться спросом, и, когда во второй половине 70-х на Таймыре началось строительство Надеждинского металлургического завода, изготовленное в Оленегорске обо­рудование отправилось в Далекий Норильск. Дальше - больше. Выпускаемые заводом изделия - горно-обогатительное оборудование, сборно-разборные мания и многое другое стали расходиться по всей стране, вплоть до Дальнего Востока. Даже в середине 90-х, когда завод переживал не лучшие времена и ког­да география поставок, казалось, должна была естественным обрезом сократиться, в числе покупателей значились предприятия из Мос­квы, Екатеринбурга, Новосибирска, Омска, Бар­наула, Челябинска, Красноярска, Иркутска, Краснодара, Ульяновска...

Кто же стоял у истоков? Первым директо­ром ОМЗ, как самостоятельной производ­ственной единицы, был назначен Юрий Алексеевич Лоскутов, имевший опыт руководства механическим заводом в составе Норильского металлургического комбината. Главным инженером стал Абрам Львович Гитгарц, главный технолог Владимир Кукуш­кин, главный конструктор Юрий Масленни­ков, главный сварщик Михаил Поляков (будущий генеральный директор), главный механик Николай Худяков, начальник ОТК Эрнест Ризаев, опытные специалисты Владимир Костин, Фарид Мамин и другие - на этих людях дер­жался Оленегорский механический в самом начале своего тридцатилетнего пути.

В 70-х годах руководители менялись не­сколько раз. В 1973-м завод возглавил Алексей Никифорович Золотарев, а в 1978ом пришел Борис Павлович Камалов. Спустя год, в декабре 79-го. был запущен участок литья важная производственная составляющая, без которой современный ОМЗ представить невозможно. Участок был спроектирован для выпуска отливок щипаных металлов и сплавов (меди, брони, латуни). А еще через три года в литейном цехе были введены мощности по производству отливок из стали и чугуна. Сперва цех специализировался на изготовлении изложении для комбинатов "Североникель” в «Норильский никель», однако после наступления ры­ночных времен пришлось осваивать новые виды продукции с тем, чтобы максимально расширить сбыт.Так было начато производство отливок из высокомарганцевистой стали. К концу 2000 года список запасных частей для различной техники, выпускаемых заводом из этой стали, превысил сто наименований. Добавим к этому эксперименты с износостойким чугуном, а также заложенную в комплексную программу развития литейного производства организацию участка машинной формовки, И впрямь - состоялся бы ОМЗ как одно из ведущих предприятий отрасли, если бы не литейка?



Серебряные ложки...

На самом деле они были не серебряные, а посеребренные, но заслуга заводчан, попытавшихся (и успешно!) запрячь в одну повозку коня и трепетную лань, то есть наладить наряду с многотонными деталями производство изящных столовых приборов, от этого не становится меньше Крестным отцом нового участка стал опять-таки министр цветной металлургии Петр Фадеевич Ломако, который, объезжая в 1973 году Кольский полуостров, заглянул на ОМЗ и во время осмотра цехов обнаружил, что один из пролетов основного корпуса пустует (всего было пять пролетов, и в четырех из них вовсю шла работа). Министр покачал головой и на состоявшемся по итогам визита совещании потребовал от руководства завода разбудить "спящую красавицу" так он образно назвал пустующий пролет, Руководство отреагировало мгновенно и приняло решение об организации на ОМЗ производства товаров народного потребления - серебренных столовых приборов. Тогда, в середине 70-х. подобные товары были дефицитом, так что, как читаем в юбилейном буклете, посвященном 25-летию завода, "эта необходимость была обусловлена исторически. ОМЗ наилучшим обрезом вписался в этот процесс, найдя, пусть на короткое время, свою оригинальную нишу".

Ниша была действительно оригинальной. Цех товаров народного потребления, получивший собственное название "Минимельхиор", первоначально размешался на участке площадью 600 квадратных метров - чуть меньше гандбольного поля. Там была получена пробная продукция - внешне скромные кофейные ложки. Оказалось, что помимо энтузиастов участку нужны умельцы, которых на заводе не было: граверы, инструментальщики, специалисты, разбирающиеся в гальваническом производстве. Их собирали "поштучно", а налаживать дело помогали коллеги из Владимирской области. Оборудование было смонтировано в течение года, и вскоре цех уже вы пускал восемь наименований столовых приборов: четыре вида ложек и по два вида ножей и вилок. Любопытно, что мощность цеха определялась не по количеству, а по весу продукции - годовой выпуск составлял 200до240тонн, хотя имевшийся технический потенциал позволял выпускать в три раза больше.

ОМЗ держался на мельхиоровом рынке двенадцать лет. К 85-му году мода на изготовление столовых приборов достигла пика, и Оленегорский завод был уже не в состоянии конкурировать с пятью другими пред приятиями, которые своей продукцией буквально завалили все магазины Советского Союза. В декабре 85-го завод получил последнюю партию серебра, а, начиная со следующего года, пришлось искать иные возможности для использования инструментальной и кадровой базы. Выход был найден довольно быстро - вместо ложек и вилок цех ТНП стал производить мебельную и галантерейную фурнитуру: литые петли и ручки для окон и дверей, арматуру для шкатулок и пепельниц из искусственного камня, замки и хорошо знакомые оленегорцам пряжки для поясных рем­ней. Пряжки стали настоящим коньком ОМЗ - отбиваясь от конкурентов, за­вод ежемесячно разрабатывал по одному - два вида, и в итоге с 1986 по 1994 год было выпущено, с учетом разной символики и гаммы, более ста разновид­ностей этих, казалось бы, незатейливых изделий.

Цеху товаров народного потребления принадлежит рекорд дальности поставок - его продукцию покупали во Владивостоке и Риге, в Ташкенте и Вологде, а оленегорскими брелоками интересовались даже в из­балованной изысканными "фишками" Франции. Увы, десять лет спустя экономи­ческие обстоятельства заставили цех ТНП остановиться. Он был законсервирован и в том состоянии пребывает по сей день. В ожидании лучших времен.


...и золотые дни

В богатом на события 1980 году Министер­ство цветной металлургии подверглось ре­организации, и все ремонтно-механические предприятия, собранные под его крылом, объединились в новую структуру - "Союзмашцветмет". ОМЗ попал в хорошую компа­нию - его партнерами по объединению ста­ли "Востокмашзавод" из Усть-Каменогорска, Новосибирский завод "Труд", Уфимский на­сосный, СКВ ”Гормаш” и завод горного обо­рудования из Усолья-Сибирского. Начались благодатные времена. На поток были постав­лены новые виды продукции, в том числе ко­нусные инерционные дробилки КИД-300, а затем и КИД-600, за что отдельное спасибо институту "Механобр".

Середина 80-х - время расцвета OMЗ. Оно совпало с назначением на должность ди­ректора Михаила Ивановича Полякова, ко­торый до этого успел поработать и главным сварщиком, и главным инженером. В 1985 году на ОМЗ трудились полторы тысячи человек, успешно работали цеха металлоконструкций, литья и товаров народного потребления. Переходящее Красное знамя, главный атрибут, свидетельствовавший о производственных успехах, доставалось заводу с завидным по­стоянством. Но прежняя эпоха заканчивалась, и призрак грядущих перемен и связанных с ними трудностей уже витал в воздухе. В нояб­ре 1989 года постановлением Совета Министров РСФСP был создан концерн "Норильский никель", куда вошли все основные компаньо­ны ОМЗ: "Печенганикель", "Североникель" и Норильский комбинат. Решение о вступлении в концерн Оленегорского механического заво­да можно расценивать по-разному, но, как по­казало время, именно оно помогло сравнитель­но небольшому по общероссийским меркам предприятию выжить в самый трудный для себя и всей страны период. После преобразо­вания государственного концерна в Российс­кое акционерное общество по производству цветных и драгоценных металлов к названию ОМЗ добавилась аббревиатура ДЛО - дочернее акционерное общество. Это произошло в феврале 1993 года, и с тех мор по настоящий момент статус завода не менялся. В том же 95-м поду пост генерального директора занял Анатолии Николаевич Маркесе, возглавляющий завод и поныне. Перед новым руководством стояла сверхсложная задача - надо было выводить предприятие из тяжелого кризиса. О том, как это происходи­ло следующая страница нашего повество­вания.


На переломе

Из рук вон плохое финансовое положение, на­личие неиспользованных производствен­ных мощностей, ошибки и упущенные возмож­ности - с таким незавидным багажом встретил завод свою четверть вековую годовщину. Спасло ОМЗ то, что партнеры по РАО "Норильский никель" решили не оставлять его в беде. За тех­нико-экономические расчеты взялся институт "Гипроникель". Совместными усилиями была разработана антикризисная программа, направ­ленная на жесткий режим экономии в сочетании с использованием внутренних резервов. Вновь, уже в который раз, пришлось осваивать новые технологии. С 1998 года профилирующим сплавом в работе литейного цеха становится марган­цовистая стать, которую берут такие комбинаты как Оленегорский ГОК, "Карельский ока­тыш", "Печенганикель". Ставка, сделанная на литейку, потребовала увеличения объемов и по­вышения качества, для чего была разработана отдельная поэтапная программа реконструкции. К февралю 2001 года были установлены и запу­щены четыре формовочные машины, что позволило увеличить производительность труда. Кро­ме того, как говорят металлурги, отливки, про­изводимые методом машинной формовки, име­ют стабильные размеры и правильную геомет­рическую форму, что особенно важно при изготовлении мельничных броней.

Проектов много. Соблазнительно выглядит идея создания совместных предприятий. Кон­такты со шведской фирмой "Атлас-Конко" при­вели к подписанию лицензионного соглашения об организации на заводских площадях СП по сборке подземного самоходного бурового обо­рудования. Велись переговоры на предмет сотрудничества с английским “Пандролом” и финским '"Роксеролом", а также с норвежской фирмой "Нордик-Моторс". С норвежцами про­рабатывался вопрос об организации капиталь­ных ремонтов двигателей внутреннего сгора­ния. Эта тема смотрится особенно актуально, поскольку при наличии большою парка импор­тной техники в нашем регионе трудно найти запчасти к ней и специалистов, могущих сде­лать качественный ремонт. Плохо одно - на запуск этих проектов нужны свободные сред­ства, с которыми у завода пока туго.

К счастью, за годы кризиса удалось не растерять основное оборудование и, что са­мое главное, кадры. Сохранились многие уникальные технологии, в том числе тех­нология электороконтактной обработки специфических материалов, например, высо­копробного чугуна. Есть такие виды работ, которые на Кольском полуострове не может выполнить никто, кроме Оленегорского механического. Жаль только, что техника, как и все на этой земле, стареет девяносто процентов механообрабатывающих станков будут в этом году вместе с заводом отмечать свое 30-летие. Многие из них были изготовлены в тогда еще социалистической Югославии, Румынии, Польше, и ремонтировать их здесь и сейчас уже никто не берется. “Старички", однако, по-прежнему выручают ОМЗ, но век у железа не столь уж долог, а морально-волевыми качествами оно, в отличие от человека, к сожа­лению, не обладает.


Век XXI

Что такое ОМЗ сегодня? Это предприятие, где с металлом могут делать все, что угодно - здесь его обрабатывают механическим тазовым способом, варят, собирают из отдельных частей конструкции, куют и штампуют. Разработку технологических процессов ведут подразделения тех­нического отдела, а также отделы главного сварщика и главного металлурга. Механо-сборочный цех, который по своим размерам и объему выполняемых работ сам по себе мог бы стать заводом, имеет на вооружении все необходимые металлорежущие агрегаты - от небольших сверлильных до внушительных карусельных, на которых можно обрабатывать детали диаметром до пяти метров. Участок металлоконструкций тоже оснащен специальным оборудованием - ножницами для резки листового металла и пресс-ножницами для профильного, машинами геометрической резки для фасонной обработки деталей и машиной марки "Днепр" для продольного раскроя листового проката, листосгибочными прессами, сварочными полуавтоматами и многими другими приспособлениями, оценить которые по достоинству может только специалист.

Кузнечный участок оснащен нагревательными печами, ковочным манипулятором и гигантскими молотами с весом падающих частей до трех тонн. Гордость ОМЗ литейка - это сталеплавильные электропечи, сушильные барабаны и сеть ленточных конвейеров для транспортировки сыпучих материалов. Для обеспечения производства модельной оснасткой и тарой, в которую упаковывается готовая продукция, на заводе имеется парк деревообрабатывающих станков. Есть еще ремонтные службы, поддерживающие технику в рабочем состоянии, есть комплекс лабораторий, располагающих приборами для определения химсостава, микро-структуры и механических свойств металлов. Есть служба технического контроля и метрологического обеспечения. Автономный заводской энергоблок состоит из компрессорной станции и котельной, имеющей три паровых котла и один водогрейный. Для перемещения грузов внутри цехов служат мостовые краны, автокары и передаточные тележки, а от цеха к цеху - автотранспорт.

И конечно, завод - это люди. Люди, которые строили его корпуса, монтировали станки и печи, переживали с ним времена подъема и спада. Люди, которые сделали все, чтобы ОМЗ не постигла судьба предприятий съежившихся, потерявших лицо, а то и вовсе рассыпавшихся под напором рыночных ветров. Но о людях в сегодняшнем номере "ЗР" - отдельный рассказ.